Земчека

Земля сейчас темна, бесплодна и неустроена, и мысль человека-организатора, еще не сознавшая всей своей мощи, веет над нею. Но мысль человека не должна больше веять, как дух, она должна впиться, вгрызться в землю и перестроить ее.

Сознание, видение близкой, неминуемой общей гибели должно пробудить дремлющий гений народа, должно заставить его неспешащую, полусонную мысль отдаться бешеному, неудержимому материальному творчеству, оплодотворению трудом и знанием бесплодных, нищих равнин, — под страхом гибели.

И мы уже подходим, подошли к тому времени, когда мысль не будет, как раньше, не находить своего материального воплощения и сухо замирать в мечте или в слове, а будет вонзаться в самый мир, в твердую, сопротивляющуюся, непокорную материю — и изменять и побеждать ее. Человечество — художник, а глина для его творчества — вселенная. Эта легенда стала и все больше становится былью.

Пролетариат и крестьянство мобилизуются и приводятся в боевую готовность для сопротивления наступающей враждебной природе и ответного наступления на нее—для окончательной или на долгий срок победы над ней.

Два дня назад Губпланом принято предложение одного из докладчиков об учреждении губернского земельного чрезвычайного органа с широкими полномочиями для экстренной организации обороны наступающей засухе и для доведения темпа работ по восстановлению и развитию сельского хозяйства в губернии до высшего напряжения.

Мы хотим революционизировать труд крестьянина и тихую, постепенную работу наших земорганов. Мы хотим привить им всем, и крестьянину в первую очередь, микроба энергии, сознание смертельной опасности, чтобы труд земледельца, — при нашей действительной и материальной помощи знаниями, людьми, орудиями, всякими средствами, организацией, — стал боем с природой за хлеб и всегда бы оканчивался победой, т. е. сытостью всех.

Чрезвычайными мерами многим покажется диким восстановление сельского хозяйства, эта экстренная организация сопротивления засухе агрикультурно-техническими средствами, срочное внедрение сельскохозяйственных знаний в гущу крестьянства, бешеная пропаганда руками и словами (руками, главным образом) генерального боя природе на сельскохозяйственном фронте и другие свирепые вещи, которые мы задумали сделать. Многим это покажется и диким, и странным, и неосуществимым. Но дики не мы, а дика та действительность, в которой мы существуем, дика вся природа, терзающая человека, — и только такое же и сильнейшее, дикое и свирепое сопротивление человека может восстановить равновесие человека и действительности и сохранить человеку жизнь.

Губернская чрезвычайная комиссия по восстановлению и развитию сельского хозяйства и по борьбе с засухой — орган не только революционно-организационный, но, главным образом, агрикультурно-технический и педагогический. Она будет располагать громадными полномочиями, авторитетом и средствами. Надо знать, надо помнить, что идет враг в тысячи раз сильнее всяких белогвардейцев и — на войне как на войне — Земчеке должны беспрекословно, всеми силами и средствами помогать все органы советской власти губернии, а в некоторых случаях — и подчиняться, исполнять приказания Земчеки.

Земчека — губернский боевой штаб сельскохозяйственного фронта, созданного против расплясавшихся смертельно опасных стихий, грозящих сплошным истреблением русского народа и революции.

Но, разумеется, Земчека чудес не наделает: ее работа не может прыгнуть сверх тех материальных ресурсов, которые имеются в губернии, а ресурсы эти — медный пятак, всякому известно.

Но все-таки Земчека должна из души три души сделать. Мы не постесняемся взять за глотку спекулянтов, отнять пайки от кого-либо и отдать их сельскохозяйственным курсам и школам, провести ряд мобилизаций и снять с работ, где бы они ни были, гидротехников, электриков, землеустроителей, опытников, самоучек и т. д., не говоря об агрономах и инженерах. Последние, какой бы специальности они ни были, обязательно должны участвовать в обороне губернии от засухи, хотя бы преподаванием в сельскохозяйственной школе — это в крайнем случае.

Мы всех и всё поставим на ноги и заставим биться за хлеб.

Коллегия Земчеки будет тем изобретателем и организатором, который, припадая к земле, учитывая силы и средства населения, края и свои и особенности местности, будет осуществлять в каждом участке губернии ту сеть мероприятий и улучшений, которую единственно можно там осуществить, сообразуясь с хозяйственным состоянием этого угла губернии, природными условиями и имеющимися установками (мельниц обоих родов, электростанций), которые можно использовать.

Сейчас изобретены простейшие водоподъемные машины — деревянные гидравлические тараны, которые можно сделать в любой деревне.

Они очень дешевы, и обращаться с ними сможет любой крестьянин.

Земчека начнет, примерно, с того, что устроит здесь в Воронеже мастерскую по массовому изготовлению этих гидравлических таранов и снабдит ими сельские общества, где имеются плотины, запруды и их можно легко пустить вдело.

Неимоверно много будет лежать работы на Земчеке. Всего преждевременно, в статье, не обнять.

Надо только в Земчеку посадить свежих, горящих и зажигающих энергией, инициативой и смелостью людей — это половина успеха. В самом ходе работы они найдут направление и программу дальнейшей своей деятельности. Не надо обременять их инструкциями. Их единственная инструкция — страшная действительность плюс собственное сознание; из спайки действительности с сознанием и родится их творчество, борьба и победа на огненном фронте зноя и пустых, нищенских мужицких дворов.

Крестьянский двор — этот первый и основной кирпич РСФСР — должен быть восстановлен, исправлен и наполнен добром — хлебом и скотом. Вот в чем конечная цель Земчеки.

Земчека должна относиться к природе, как к белогвардейцу, — вот что должно сделать деятельность Земчеки неистовой и до крайней степени напряженной.

Природа ведет наступление на Россию. Природа — белогвардеец.

Да здравствует Земчека — кулак, штык и машина человека-революционера против природы, не вмещающей человека, против рассвирепевших, сбесившихся, нахлынувших на нас стихий зноя!