Об искусстве (Из дневника)

Как в повседневной, будничной жизни людей день сменяется ночью, период деятельности периодов покоя, так в жизни человеческой — в ее высшем смысле, на ее вершинах — в пламенном постигательном труде разума бывают подобные же периоды напряжения и отдохновения.

Отдохновение, покой духа — тот момент, когда он созерцает только самого себя, свое совершенство, свою идеальную гармонию, — есть искусство... Искусство — это жизнь разума, замкнутая в себе самой, в своей колышущейся бездне, когда он и во всей природе, во всем космосе видит только самого себя, отражение своей великой сущности, и потому искусство — такая бесконечная радость, такой гимн восторга под склонившимися небесами... Ведь все стихии, все буйные силы вселенной смолкают тогда, когда освобожденный дух человеческий отражает в них во все растущей красоте своей, когда безмолвными прозрачными острыми лучами он освещает тьму, и мы, созерцающие, в великом торжестве видим везде то же, что и в себе. Мы роднимся со всем, что казалось над хаосом; мы убеждаемся, что вокруг нас лишь братья, любящие и ждущие нашего привета и ласки, нашего внимания, — и все это дает нам дух наш, созерцающий себя в космосе, — искусство.

Если жизнь, в победном устремлении двигаемая разумом вперед и вперед, есть океан, охваченный ураганом, то искусство — та же жизнь, тот же океан, но океан утихший, предвечерний, когда вся грязь осела на дно, и, пронизанный солнцем, он открыл каждому ищущему взору волшебные глубины свои с миллиардами живых существ, недвижными кораллами и сказками непостигнутых тайн — все прекрасное сокровенные лицо трепещущей юной жизни...

Искусство — это дивный сон разума, будто он уже постиг все, восцарствовал над всем — и гармония, совершенство, истина — есть все... Искусство — это идеал моего я, осуществленный в безграничном хаосе того, что называют миром.