Крестьянская коммунистическая революция — Творчество Андрея Платонова

Крестьянская коммунистическая революция

Коммунистическая революция возможна только через рабочий, крупноиндустриальный класс. В крестьянстве возможен только коммунистический сдвиг, сочувствующий городской революции.

Но крестьянство можно сделать коммунистическим, перевоспитать его силами городского пролетариата. Самостоятельного коммунистического движения, параллельного городскому, в крестьянстве не может возникнуть. Как же нам завоевать крестьянство, как перевоспитать его, сделать из крестьян сплошь коммунистов?

Для этого надо создать, создать как бы искусственно, сознательно со стороны пролетариата, такие способы производства хлеба и, значит, такой быт, который определил бы сознание крестьянства как коммунистическое. Сейчас сложились такие счастливые для нас объективные условия и мы имеем возможности так их использовать, что можем вызвать великую крестьянскую коммунистическую революцию, т. е. поголовный, сплошной переход всех крестьян на сторону городских рабочих. В бледные, пустые артерии истомленного великого борца мы можем накачать свежей крови почти неограниченное количество. Эти необыкновенные условия для нас не повторятся никогда, если мы их не используем сейчас. Какие же это счастливые, выгодные естественные условия? — Засуха. Но, скажете вы, это же великое горе, засуха не спасет, не расширит, а засушит революцию и т. д. Все это правильно. Но мы хотим именно это бедствие — голод, смерть — превратить в счастье и жизнь народа. Так, чтобы через 10–20 лет можно было сказать, что засуха 20–21 годов принесла больше пользы, чем вреда.

Как же при наличии засухи перестроить (вернее, построить заново) крестьянские хлебодобывающие хозяйства, чтобы результатом такого нового способа производства явилось массовое крестьянское коммунистическое сознание? Каков конкретный план перерождения, усовершенствования крестьянских индивидуальных хозяйств?

В одном слове — гидрофикация. Этим сказано все. Техническое осуществление и организация в ближайшие сухие годы массового водоснабжения крестьянских хозяйств есть фундамент, нижний слой бутового камня для постройки на нем по всей земле великой коммунистической зерновой фабрики. Гидрофикация — первый прочный, вяжущий цемент, сливающий крестьянские хозяйственные точки в одно хлебопроизводящее море со всеми прекрасными результатами, какие дает размах, укрепление всякого производства и механическое уравнение его при этом по наивысшему достижению, какое есть в данном производстве.

Гидрофикация — не искусственная выдумка, а режущая необходимость. В ней — единственное спасение революции и России, и потому массовое осуществление ее обеспечено.

Гидрофикация имеет то свойство, что выгода, полезность ее возрастает с ее размахом. Если гидрофицировать площадь земли одной рекой, то будет, скажем, единица пользы; если гидрофицировать еще соседнюю реку, то пользы будет не две единицы, а три или четыре, т. к. тогда получится возможность оросить почвы не в два раза больше, а в три или четыре, а количество и мощность сооружений увеличить приблизительно в два с половиной раза, т. е. выгода гидрофикации растет непропорционально сооружениям и затраченным силам, а гораздо быстрее.

Это все вытекает из самого технического проекта гидрофикации. Кроме того (опять-таки по техническим причинам), гидрофикация приучает и обязывает всех работников на системах водоснабжения и всех крестьян с гидрофицированными хозяйствами к плану, дисциплине, точности, культурности в работе, совместности, коллективности и ответственности. Такой труд переродит крестьянина. В гидрофикации как техническом аппарате есть нечто необыкновенно планомерное, точное, хронометрическое, благородно машинное. Она крестьянина и его соседа будет минута в минуту выводить на работу и заставлять их работать рядом, а когда случится где-нибудь катастрофа или повреждение в гигантском сцепленном гидрофикационном сооружении, то исправление его — дело всех и по силам только всем. Ибо от катастрофы, бедствия в одной точке будут бедствовать все (или, по крайней мере, очень удаленные от места катастрофы перестанут снабжаться водой); от невыполнительности, безответственности товарищей на водопитающих системах можно вызвать целый потоп, который сможет ухудшить урожай, так сказать, перепитать растения.

И еще многое можно сказать об организации земледельческого труда после гидрофикации крестьянских полей. Гидрофикация— технический переворот в производстве зерна и вообще сельских продуктов со всеми последствиями из этого в области социальной жизни крестьян.

Последствием же будет то, что индивидуалистическая, мелкохищническая душа крестьянина станет коммунистической, для которой пашней будет весь мир.

Из точного анализа труда после гидрофикации сельского хозяйства, из самого проникновения в способ производства сельских продуктов в будущую «гидрофицированную» эпоху мы выводим свое убеждение в том, что крестьянство можно перевоспитать посредством гидрофикации, сделать из него стройную армию коммунистов, организм и уничтожить теперешний бугор пыли, соединенный случайно и механически, разлетающийся от всякого маленького ветра.

И крестьянство станет коммунистическим добровольно, даже без агитации, точнее, благодаря одной агитации — гидрофикации. В первый раз в мировой истории сознание делается не стихийной силой — производством, а сознанием же только другого класса.

Может быть, для абсолютного слияния крестьян России с компартией и лучшим индустриальным пролетариатом, для абсолютного превращения буржуазно настроенного человека в коммунистически мыслящего друга будет недостаточно одной гидрофикации, одного осуществления гигантской оросительной централизованной системы, но ведь параллельно будет перерабатывать крестьянскую душу и электрификация, и другие коммунистические способы производства. Гидрофикация же — самое важное, потому что она начало.

Если мы продумаем, вникнем в это дело до конца (а не только в то, что можно, по ее размерам, написать в газете), то увидим с ослепительной ясностью, что гидрофикация даст нам верный хлеб, накормит досыта всех, какими бы ни были ближайшие годы, иначе говоря, в ней наше единственное спасение; и второе — мало-помалу сделает крестьянина коммунистом — другом и союзником рабочего, точнее, таким же рабочим, т. к. работа при машинах с электрическим током уничтожит в крестьянине все специфическое, полевое, отделенное.

Мы стоим у новой эпохи — эпохи непредвиденной крестьянской коммунистической революции, осуществляемой волей и сознанием машинного, индустриального пролетариата и при полном сочувствии самого крестьянства.

Пролетариат городов должен эту великую бескровную революцию видеть заранее, и осуществить, и провести ее по своим чертежам, в свете своей мысли.