Еще в разделе «Публицистика Андрея Платонова»

Два мира

Вначале, когда в трудовых угнетаемых массах человечества впервые пробудилось сознание своей общей доли, стремление к освобождению, к человеческой жизни было единым по духу и средствам.

Тогда думали, что и путь от участи раба к свободе тоже только один, другой невозможен или если и есть, то ложный.

При пробуждении рабочего самосознания именно так и было. Поэтому единодушие и согласие было в первых кружках людей, задавшихся целью вырвать все средства угнетения и жизни из рук шайки насильников и передать их рабочему народу.

Время проходило. Мысль работала, кидалась во все стороны, ища выхода и спасения из темницы царства золота и кнута.

Открылось много путей освобождения, найдено много выходов. Но какой из них верный, самый легкий, правильный? Никто не знал наверное, за то поднялся в рабочих и крестьянских партиях и группах спор. Каждый воевал за свою правду.

Единство усилий и порывов к воле раздробилось. Стало много дорог и вождей у одного «класса рабов».

Это так и должно быть: человечество состоит не из двух только частей — угнетенных и угнетателей; существует много промежуточных форм и классов между двумя концами — пролетариатом и буржуазией.

Разные течения мысли часто и представляли собой волю и желания именно этих средних классов — мелкой буржуазии, крестьянского кулачества, богатеющей промышленной мелюзги и пр. И думали, что они представляют интересы чистых пролетариев.

В революционной схватке эти средние переходные классы и подклассы ожидает неизбежная гибель. Они перетрутся и исчезнут жертвами борьбы двух титанов — капитала и пролетариата. Исчезнут с ними и их защитники, вроде партии эсеров, меньшевиков и др.

Два противоположных могущественных мира сошлись и сжигают один другого. Горе стоящим посреди!

В кровавом месиве тонут огромные глыбы человечества. Горы позади, горы впереди восставших.

Близко время, когда народы, классы, нации, как бы они ни назывались, сойдут с земли. Останется одно человечество, которое теперь рождается в бунте рабов.