Еще в разделе «Публицистика Андрея Платонова»

Черный спаситель

Нам говорят: погодите, потерпите, страдание наше пройдет, все успокоится и мы будем счастливы на вечные времена.

Нам говорят о покое, об отдыхе, о счастье, о радости под горящим солнцем, о том, что мы будем богами.

Опыт нашей жизни, мысль каждого рабочего и еще не всеми понятые голоса машин рассказывают нам совсем другое.

Люди малосмыслящие, чульдики и епишки мысли, всегда имеют желание обучать рабочих, воспитывать их. О, морды! Лучшее, что можно сделать для рабочего класса, стать его учеником и поступать так, как он хотит. Воспротивитесь — все равно он вас собьет.

Нам говорят о покое, а мы хочем двигаться и биться. Центр человеческого счастья теперь передвинулся, из полного покоя и созерцания он перешел в движение, в полет с абсолютной скоростью и переделывание природы сообразно себе и своим потребностям.

Как можно успокоиться, когда и земля под нами колеблется, и в почве происходят ураганы, и, может быть, скоро земля взорвется и разлетится от не постигнутых еще нами законов взаимодействия частиц массы. Солнце есть взорвавшаяся планета именно от внутренних законов своей массы.

Мы в кольце врагов — и наша радость в движении, в их уничтожении. Мы только начинаем борьбу. Мы очень спешим. Буржуазия — щенок. Настоящий враг — природа, вселенная, которой до сих пор любуются и поют песни ослепшие, одураченные поэты.

Кропоткин говорит в одном месте, на основании научных исследований, что судьба юго-восточной Европы (наших краев) та же, что и Центральной Азии, — высыхание, голод, истребление людей. А мы смеемся, когда надо ненавидеть и высылать на позиции уже не Красную армию, а армию Познания и Действия, коммунистическую науку и коммунистическое искусство.

Теперешняя наука не способна даже в малом биться с природой — ее надо переродить. Теперешнее искусство не может показать, чего же хочет человек, — его надо уничтожить и сделать новое.

В университетах, среди каких-то добрых и красивых людей, на вечерах и лекциях видно, как затухает, меркнет утомленная еще в предках, в тысячелетиях жизнь.

Только в мастерской, у машины я увидел, как жизнь из горения, из пламени переходит во взрыв, из человека в машину.

Там цветут другие надежды и поются песни не о покое, счастье и красоте, а о новых, безумных напряжениях, о скоростях, числах и науке.

Там другое. Мир никем не открытый и никем не ожидаемый. Там спасение человечества от природы и природы от своей бессмысленности.

Все это я пишу не для городской интеллигенции. Я предлагаю бросать ненужные, вредные занятия и уходить к машинам — в мастерские, где каждый день куется душа грядущего сознания.

Я предлагаю уйти в самые низы труда. Там каждый увидит свою родину и увидит свой смысл и настоящую радость. Тогда вы увидите, как легко достигнуть коммунизма, подняв производство РСФСР, тогда не понадобится никакая пропаганда.

Все зло в том, что все идут к верху, т. е. от труда, из полезного кровяного шарика каждый хочет сделаться вошью.

Никто не поймет, что истинное восхождение есть опускание.

Все ниже и ниже — к недрам, к корням труда и человечества. Вы увидите, какая там скрыта революционная энергия.

Да здравствуют темные низы человеческого труда — машины и чернорабочие.