Об улучшениях климата

За последние годы в газетах часто появляются статьи о проектах улучшений климатов, главным образом американских инженеров. Особенно интересен был проект повышения средней годовой температуры полуострова Лабрадора и, кажется, острова Ньюфаундленда. Существо проекта сводилось к преграждению определенного холодного океанического течения и к одновременному отклонению в нужном направлении теплого посредством сооружения гигантской плотины в проливе между полуостровом Лабрадором и островом Ньюфаундлендом (за точность не ручаюсь, да для нас она здесь не важна).

Проекты такого порядка вызывают до сих пор шум и удивление в мировой прессе, изумляются даже эпохе, в которую рождаются такие мысли. Но такие мысли вспыхивают уже давно и в Советской России (нам приходилось еще пять и три года назад освещать в провинциальной прессе вопрос о возможности и необходимости улучшения климата восточной Сибири).

Мысли вообще приходят раньше, чем они станут технически осуществимы и экономически рентабельны. И это очень хорошо — в этом одна из причин исторического успеха человека.

По нашим соображениям и расчетам — настало время и технической возможности, и экономической целесообразности работ по улучшениям климатов, так сказать климатических мелиораций.

Вопросы о климатических улучшениях заключаются в искусственном регулировании атмосферы и гидросферы. Американские инженеры решили его для указанного случая в плоскости гидросферы. Но могут быть «атмосферные» решения вопросов и смешанные решения — дело в конкретной обстановке задания. Гидросфера имеет свой строго определенный, точный, закономерный динамический механизм (реки, морские и океанические течения, грунтовые и артезианские воды, сгущения паров в воздухе — влагооборот вообще). Этот механизм сам по себе реконструируется только с течением веков.

Атмосфера теснейшим образом связана с гидросферой и находится с последней в функциональной связи. Атмосфера также имеет свой динамический, движущийся, живущий и работающий активнейший механизм, т. е. перемещение газовых масс, закономерный, строго определенный цикл потоков, ясно очерченный в пространстве и времени.

Рельеф земной поверхности представляет собою сопротивление атмосферным потокам, благодаря которому атмосферные потоки — ветры — изменяются так или иначе, т. е. отклоняются от первоначального направления, дробятся, рассеиваются, останавливаются и пр.

Стало быть, климат есть в значительной степени функция «количества» и «качества» атмосферных потоков данной области. Установить это для нас очень важно: вся техника климатических улучшений будет основана либо на реконструкции рельефа (если нужно влиять на атмосферу), либо на гидротехнических сооружениях (если нужно влиять на гидросферу), либо на том и на другом одновременно.

Выяснив зависимость воздушных течений от рельефа страны, можно найти соотношение между климатом этой страны и рельефом ее местности (а также и рельефом сопредельных стран, вообще говоря — рельефом всего земного шара).

Следовательно, перестраивая естественный рельеф, мы можем влиять на климат в нужную нам сторону (везде, понятно, нами разумеется такой рельеф, как горные системы, а не микрорельеф).

Так же, как гидротехники строят плотины, водоспуски и шлюзы для водных потоков, задерживают их, отклоняют, спрямляют, роют искусственные каналы, производят дноуглубительные работы,— так же можно поступать и с воздушными реками: их можно прудить, канализировать, изменять направление, спрямлять и пр. Но методы работы тут несколько иные, чем в гидротехнике. Методы работ по улучшению климата посредством перестройки рельефа должны быть основаны на применении взрывчатых веществ. Но этого мало: только применение жидкого кислорода в качестве взрывчатого вещества (в 2–3 раза сильнее динамита) с его портативностью, абсолютной безопасностью в транспорте, сравнительной дешевизной (которая все прогрессирует) в корне решит великий вопрос об утеплении стран. Взрывной способ производства работ плюс механизация извлечения и транспортировки разрыхленного материала и отделка профилей — вот в чем способы климатических работ.

Я подсчитал (грубо, конечно), что, чтобы разморозить восточную часть Сибири, нужно два золотых миллиарда рублей. Это немного. Это экономически рентабельно.

Работа заключается в канализации теплых течений в Сибирь через горные массивы и такой же канализации холодных потоков с ледяной пылью из Сибири в пустыню Гоби, где есть места, где никогда не бывает и не было осадков: растаявшая ледяная пыль даст пустыне облака и дождь, впервые от сотворения мира. В Китае можно сделать влажный умеренный климат с преобладанием к теплому, взамен знойно-пустынного, в Сибири — умеренный, западноевропейский, примерно как в Германии.

Через горные массивы, отрезавшие Сибирь от юга вечной стеной, должны быть прорваны каналы — для воздушных рек в Сибирь с юга и с востока — из Китая и с Тихого океана. Трассы таких каналов должны, конечно, совпадать с линией преобладающих теплых течений, которые сейчас поворачивают в сторону, упираясь в стены гор.

Чтобы разжевать поперек горные массивы и вычистить этот образованный взрывной работой хаос горных пород, чтобы образовались каналы для воздуха (географически точно расположенные, связанные с динамикой атмосферы), для этого нужно два миллиарда. Панамский канал обошелся в 750 миллионов рублей.

Ведь географически открыть страну еще немного значит. Подготовить же ее для человеческого хозяйства и человеческой обители — все. Утепление климата прежде всего несет великие возможности для сельского хозяйства — удлинение вегетационного периода, разведение более ценных культур, более быстрое образование ценных почв, улучшение скотоводства и многое другое. Облегчится вся социальная жизнь, облегчится в сотни раз общая эксплуатация естественных богатств страны. Весь органический мир усовершенствуется с утеплением климата — огромная энергия, отнимаемая у жизни холодом, возвратится жизни и пойдет на ее собственное развитие и укрепление.

Усовершенствуется и человек, раз зацветет его хозяйство, раз будет устранен один из основных врагов жизни — холод. Возможности тут пока не поддаются никакому учету и граничат с фантастикой.

Размороженная Сибирь! Теплая страна на берегу Ледовитого океана! Это должно стать лозунгом Советского Союза, страны великого напора на историю и природу, страны хронических великих работ. Мы должны распространить человечество по всему земному шару, сделав последний равноценным и удобным от полюсов до тропиков.

Человек не только Колумб, но и слесарь своей планеты.