Неоконченное
Про электричество

Электрический огонь
Светит над кроваткой,
Спать не страшно с огнем —
Засыпать сладко.

Не шумит и не коптит,
А молчит и светит —
Без него бы страшно жить
Было нам на свете.

Даже кошка Машка наша
Вся трясется во тьме
И боится мышей.
Но — зажгите огонек:
У мамаши простоквашу
Всю покушает она
И залезет за мышонком
На высокий потолок.

Да и я боюсь чего-то,
Если свет потушат.
Шепчет кто-то:
— Вот он, вот он!
И бывает жутко.

Если мама ляжет близко —
Я держусь за шею.
Скажет мама:
— Спи, сынишка!
И тепло мне с нею.

Я заметил из окошка,
Что на небе иногда
Загорается немножко
Электричеством звезда.

Вижу я, что лампа наша
Вся на ниточке висит,
Оборвать ее не страшно,
Только папа говорит,
Что без нитки —
Лампа не горит!

Папа мой — не пионер,
А значок на шапке!
Он советский инженер —
Молот на лопатке.

Он машины из железа
Строит целый год.
Но какие — неизвестно.
И домой не принесет.

Я сказал ему однажды:
— Что ты, папа, жадный?
Знак надел — и ходит важный!..
Подари-ка нам машину —
Будем очень рады!
Правда!

Папа мой меня потрогал,
Будто я железный:
— Завтра едем-ка в дорогу,
Станцию посмотришь!
Невелик ты, но полезно:
Вырастешь — построишь!

И поехали мы завтра,
С мамой попрощались.
Взяли шапки, взяли завтрак,
С мамой целовались.

Рыжий шофер очень важен —
Автобусик он ведет.
Ехать быстро очень страшно,
Дядя денежки берет.

По Лубянке к Театралке
Мчится громко автобус.
Нам людей давить не жалко —
По уставу незнакома
Пионерам грусть!

Дом стоит ужасный
И гудит, как жук.
— Вот электростанция, дорогой мой друг! —
Взял меня за руку папа-инженер,
И пошел я в станцию
Смелый пионер.

В комнате высокой Ленина портрет,
А под ним железо страшное мычит.
«Без электростанций — коммунизма нет» —
Ленин, умирая, написал слова,
И теперь железо мертвое кричит:
Значит, сила Ленина — жива!

«Кочегарка —
Посторонним воспрещается входить!»
А вот мы вошли!
Там земля трясется, люди дым едят,
И жара такая — невозможно жить!
Но я очень смелый и я очень рад,
И еще охота Уголь мне кидать.
Только — не велят!

Вон часы-будильники
Стрелками дрожат —
Так ужасно крепко Пар в котле зажат.
Кочегары черные Кормят пламя в рот:
Для машины — пища,
Кочегарам — пот.

Это удивительно —
Трудно как светить!
Нам неизвинительно
В ярком свете жить!

— Ну, пойдем, парнишка,
В наш машинный зал.
Люк не трогай близко —
Свалишься в подвал!

Ну уж там другое —
Чистота и звон.
А главное такое —
Как делают огонь.

Лежат кадушки черные,
Как музыка, поют.
Большие, а проворные,
И много пара жрут!

В одну машину давит пар —
И вертится она!
Упорный черный кочегар
Не зря потеет у огня.

И, тяжело утомлена
(Видать, как дышит и сопит она!),
Машина та крутить спешила
Свою певучую соседку,
Что город электричеством светила.

(Я ничего бы не узнал,
Но папа пионерски метко
Мне все дочиста рассказал.)

— Видал, вожатый и оратор,
Как трудно свет дается нам?
Вон то — турбина, то — динамо,
Все вместе:
Турбогенератор!

Ты сло́ва не запоминай!
Запомни то, как медный вал,
Вращаясь меж магнитов,
Живое электричество рождал!
Теперь — по лестнице шагай!

Взобрались наверх —
Круто, жутко,
Трепещет даже сталь!
Какая умная наука!
Зато машинам трудно
И кочегаров жаль!

Здесь — на мосту высоком —
Пред нами мрамор белый,
Проходим с папой боком,
Чтоб током не задело.

Часов и ручек много
На мраморе висят.
Но просят их не трогать,
Чтоб зря не умирать.

— Вот щит-распределитель, —
Папа говорит, —
Здесь каждый измеритель
Выставлен на вид!

Гляди на циферблаты,
И видно — сколько тока:
Считают аппараты
Без всякого порока.

Текут отсюда в город
Тепло, и свет, и сила —
Вон, видишь, вышел провод:
В нем
Электричество поплыло.

Лампочку над книгой
И городской трамвай
Питает провод сытно
Садись и поезжай
Домой к себе на Пресню —
И быстро, и прелестно!

Любой, большой и малый,
Советский наш завод
Вещи из металла
Все тем же током ткет.
И воду током гонит
В дома водопровод.