ГлавнаяМатериалыНеоконченное. Наброски → Разговор мастерового-металлиста с советским интеллигентом

Разговор мастерового-металлиста с советским интеллигентом

От записавшего: разговор этот действительно есть речи двух людей, а не литература; я сам принимал в нем посильное участие, но поскольку мои слова имели лишь характер любопытства, себя — третьего — я опускаю; стиль разговора я несколько оскопляю, вероятно, по слабости памяти.


Мастеровой-металлист. По-моему, разница между мастеровым и крестьянином все-таки есть, и большая разница.

Советский интеллигент. Есть, конечно. Даже две разницы. Первое то, что крестьянин не только трудящийся, но также и хозяин, кое-какой имущественный человек. А вторая разница, что крестьянин работает совсем над иною вещью, чем рабочий, и другими способами.

Маст<еровой>-<метал<лист>. Я не про то говорю. Это вы верно. Вон у нас в цехе есть крестьяне — лодыри, дьяволы, ходит и дремлет, прислонится — спит. Толкнешь его: что ж ты спишь, жлоб, давай скаты на пресс, а он — я, мол, вздремнул маленько. — Да и дома что ж ты делаешь? — И дома, говорит, посыпохиваю, так и наработаешься, аж в целой ночи сну мало... С крестьянами горе: за что ни возьмется — страшно: то ногу себе отдавит, то палец пришибет. Возьмешь и сам сделаешь: ну тебя, дескать, к черту, уродует зря себя человек... Я знаю, что нужна большая привычка. Я привыкал мальчишкой к своему делу, а тут привыкает человек в возрасте, оттого и кажется смешно. Я это понимаю. Я вас вот хотел спросить, какая разница есть в самих людях — крестьянине и мастеровом.

Сов<етский> инт<еллигент>. Теперь я понял вас. И я, знаете, затрудняюсь сказать. По-моему — никакой. А если и есть, то разница эта зависит от условий труда и быта. Переменитесь местами — и мастеровой станет иметь душу крестьянина, а крестьянин — мастерового.

Маст<еровой>-<метал<лист>. Это что-то просто очень. Да и выйдет ли так? Другой крестьянин уж тысячу лет крестьянин — и отец, и дед его, и прадед, и сам бог-отец его были крестьяне. Да и мой отец вот был слесарь, а дед — шахтер: сто лет как бросили мы землю. Затравка в душе уже так глубока, что только зря человека изуродуешь, а переделать не переделаешь, хоть и переставишь их с одного места на другое.