ГлавнаяМатериалыЗаписные книжки → 24-ая книжка, 1944 год

24-ая книжка, 1944 год

Июнь 22 1944

Природа — не одна ли из дорог к божеству?

Ночь. Артогонь. Авиация. В 10 км от передн<его> края поют девушки (военные), играет гармония — почти под навесом боевых осколков свищущих.
Таково спокойствие.

Драма великой и простой жизни: в бедной квартире вокруг пустого деревянного стола ходит ребенок лет 2–3-х и плачет — он тоскует об отце, а отец его лежит в земле, на войне, в траншее подогнем, и слезы тоски стоят у него в глазах; он скребет землю ногтями от горя по сыну, который далеко от него, который плачет по нем в серый день, в 10 ч<асов> утра, босой, полуголодный, брошенный.

[Прорыв
Дождл<ивое>, непогожее утро. С 9 до 12 ч<асов> дня артподготовка.
Авиация с вечера накануне.
Артиллерия не накрывает противника, а уничтожает его.
Окопы, заваленные трупами.
Контрапункт: взаимодействие, высшая форма взаимодействия оружия и духа. Наступление солдат.
Дым пожаров над лесом Белоруссии.
Сияние дня накануне.
Танк вброд. Брод разведан заранее разведкой.]

Дер<евня> Далекие Нивы.

Уничт<ожено> «Фердин<андов>» — 1
Танков — 1 —
— частью Татаренко.
ТЗ — орудий 150 мм — 3
и 105 — 4.
Разбит 1 нп <наблюдательный пункт>.
Автом<обилей> с людьми — 3, подбит танк — ТЗ, бронетранспортеров — 2,
Дзот<ов> — 7.
Ст<анковых> пул<еметов> — 2.

[Ст<арший> серж<ант> Дергачев, пом<ощник> ком<андира> взвода, парторг 2 роты сап<ерного> бат<альона>.

Мост через Проню,— при ракетах противника не прекращал работы — [во время артналета], к артподготовке мост был готов, строили почти на глазах неприятеля; в роте <нрзб.>]

[617 п<улеметный> полк 2 стр<елкового> бат<альона>, ефрейтор Аскеров, подобрался к ручн<ому> пулемету; уничтожил пулеметчика, другой — ряд<овой> Глебко прикрывал его из своего пулемета.]
[Ручн<ой> пулеметчик [ряд<овой>] ефрейтор Фролов — обеспечивал своим пулемет<ом> <дорогу> и рота ворвалась при помощи его огня в Сусловку.]
Комсорг 5 роты пул<еметчи>к Еременко, 2-й номер Померан.
Ин<жене>р майор Алексеев, див<изионный> инженер, руководитель всех переправ.

К<омандир> медсанвзвода л<ейтенан>т медсл<ужбы> Дмитри-енко, лично он и его санитары —
первая помощь вынос раненых — помощь под сплошным огнем.

Алексеев:
60...
50...
16...
21 <раз> штурмов<ал> мост и паромн<ые> переправы, представлен> к награде.
Вот чел<овек>, который переправил...

Первомайская — почти разбита.
Ленинская — почти 70% раз<бито>.
Пионерская — 70% <разбито>.

Неведомый мальчишка абс<олютного> слуха: и свист бомбы, и лучшие русские песни сразу ухватывает и напевает, и никто не видит этого мальчишки.

Мы победили всех животных, но все животные вошли в нас, и в душе у нас живут гады.

Пригород Владивостока,
Артем, Ключевая, 5,
Черепенько Федор Харитонович

Поросочко, Алексей Спиридонович,
дочь Лилия, 5 лет.

<Записи с обратной стороны книжки>

Русские девушки плачущие на берегах Прони, когда играет радио из Москвы. Они упрашивают пустить радио немца-солдата. Тот сдается просьбе.
Любовь к родине на чужбине.

Самые благородные существа на свете — растения: они минерально нас обращают в живое: это сознающие. А плотоядные уничтожают себе подобных — здесь нет ничего нового, ничего не создается, а лишь подобное поддерживается подобным.

Шепелевичи Круглянского района.

Мальчик, которому 8 лет, на вид же — 4. Ел только картошку и черный хлеб.

Немец во дворе. Голубей водить нельзя, собак нельзя, кошек, деревья растут высоко.
Французы:
отношение к женщинам и кошкам.
Кошек ели, бабами пользовались до 80 лет.

Холуи генералов — сытые, кормленые старшины, сержанты, шоферы — их отношение к офицерам и пр. Д<ля> юмора.

Ниша огня (мелкие отрываются от скользящего удара болван<ки>, рвется металлическая ткань стали) — и сверкает синяя молния,— и ранит мелк<ими> осколками.

Машина смертью пахнет.

Солдат-пехотинец боится в бою, что вдруг уйдут танки или орудия самоходные.

Немцы во ржи, в лесу боятся.

Бой есть мысль — в условиях, мешающих размышлению.

Девочки, которых рвет дом<ашней> едой (в <нрзб.>) на пути в детский сад. Чем их рвет?

Пл<енный> немец:
У вас две что ль армии: одна кричит то, другая другое! (Вторая армия — штрафники.)