ГлавнаяМатериалыЗаписные книжки → 2-ая книжка, 1929-1930 годы

2-ая книжка, 1929-1930 годы

20 000 га — болот
13 000 га — план
из него сделано —

Стоим<ость> работ —

Поймы р<ек> Оскола, Валуя, Уразво, Потудани, Девицы — т<ак> с<казать> — заболоченные страны.

Овраги сильные

Вода глубока
(грунтовая)
50–90 м

На осушке
сред<него> нас<еления> —
52%.

Взрывн<ой> способ очистки русла.

Были роскошные луга. Была здоровая река. Проклад<ывается> ж.д. Строится полотно-плотина. Река меняет русло, заболачивается. Капитализм, внеплановое, хищническое хозяйство. Крестьянство нищает без травы. Санит<арные> усл<овия> болезни. Река умерла.

Ручная работа. Она невозможна. Испробована и прекращена.

Вредительство на верфи. Местн<ые> рабочие исправ<ляют> ма­шину.

38 осушительных тов<арищест>в.

— Ты же не знаешь слова шантаж, —
как же я тебя могу шантажировать?

[Раскулачили за то, что проживает девой.]

[Попробуй (идти в колхоз), а я подожду]
— А когда ты женился, кто пробовал первый?
Все вошли в колхоз.

Орг<анизация> колхоза прямо с обсужд<ения> производств<енного> плана.

Некогда поп гулял с девушкой. Теперь дочь той девушки — по­повна, и ее раскулачили.

Как же толстый арбуз может расти на тонкой жилке?

Мы без церкви стали, как чертюки, дайти нам церковь и покой (беднячка)?

Одна вдовуха.

Колхозниц травят единоличницы.

Лежат все вниз лицом по суткам.

[Колхоз Доброе Начало.]

В церковь входят,
снимают шапки,
но ругаются матом,
перекрестившись и вздохнув.

Один <одним — ?> из основн<ых> н<аших> недост<атков> яв­ляются женщины.

[Призыв<ал> женщ<ин> забросить бога

и броситься в сов<етское> строит<ельст>во.]

Кулак. Что же нам в колодезь прыгать? — (когда их не при-ним<али> в колхоз).
Бедн<як>. [Прыгай!] Колодезь портить нельзя! Я тебя всухую кончу.

Ударил. Не убил. Силы нет. Дай хлеба. Кулак дает. Бедняк берет силу и убивает кулака.

Без компартии нам невозможно жить: мы бы давно погибли от кулака.

Наши дети жили и живут без ласки, без надзора, — чего хранить старое?

Не могу получить,
ни тинь-ти-лю-лю!
Тинь-ти-лю-лю!

В колхозе все сметается — и ложки не найдешь.

[Конфликт сплот<ил> колл<ектив>.]

После общ<ественной> стол<овой> дрались дома холодн<ыми> примусами.

Революция — пускай идет, пока не споткнется. А споткнется, мы ее подымем и опять она пойдет.

Девчонка носит 14 №-р калош. 9 пуд<ов> вес<а> (1½ центн<ера>).

[Смиренность —
Чиклин —
абсо<олютное> недоверие к старому и наст<оящему> миру; пуля ехидны, разоблачающей капитал, мелкобурж<уазный> мир деревни.]

[— Где ж ваши колокола? — спрашивает еврей-раб<очий> у русского раб<очего>.
— Поснимали, праличи.
— Ну приходи, я тебя буду причащать.
— Эк! Убью, пралич!
— Я умею. Я буду тебе ложечкой в ротик класть.]

<На левых полях листа рисунки кинжалов>

Острогож<ский> округ — опыт<ный> пока в дорожн<ом> отнош<ении>; будет много машин.

В Копанище заканчив<ают> мелоплавильн<ый> завод.

Рыбенское —
колхоз.

Эл<ектрические> станции на р<еках> Потудани и на Стар<ом> Осколе (Гигант, Репьевский район).

[Евдаково —
маргариновый завод.]

[Ты, лошадка, иди в колхоз, будь членом, а я подожду.]

[Бедняки за колхозы; в колхозе им пашут общие лошади и трак­торы, а в кулацкой деревне — кулацкие лошади. В колхозе лошадь д<ля> бедняка обходится дешевле.]

Рабочий так долго рассказывал о способе повреждения, что его самого заподозрили во вредительстве.

[радиотрансляция
<изображение радиоволн>
<изображенче конских дуг>
лошади
по дугам лошадей во время пахоты;
у колхозников наушники;
на одной подводе везут приемн<ое> трансляц<ионное>
устройство БЧН.]

Борьба с перегибами бывает иногда тоже перегибом. 20-ти лет­него рабочего арестовали за то, что он слушал пред<седателя> ком­муны, котор<ый> оказался кулаком. Но рабочий ведь не мог ори­ентироваться, и арест его, вместо просветит<ельской> помощи,— перегиб.

Не говори ты им про женщин, ведь слюни текут у них.

[Мужика звали Пупсом.]

Супоев.

— Я видел оседланных собак.
— Я тоже, но я не видел людей, едущих верхом на собаках.

Колхозы — наша одна надежда. Что ж нам делать без них? Опять бедовать, нуждаться, жить безнадежно и видеть сало кулака, питаясь печеной рожью.

Хоть и не мое и общее, а все же вижу крепость жизни и свою радость прочности.

Весна стучится в ворота нашего района.

[Дело с перегрузкой генераторов.
3 агрегата.
Перенапряжение.
1 агрег<ат> выбывает из строя.
2 получает сверхнагрузку.
Персонал станции:
— М.б., пронесет!?
Стоят. Агр<ега>ты гудят. Жара. Приборы (стрелки) танцуют.
«Проносит».]

Во сне:
«Промфинплан! Руков<одящий> промфинплан где?»

[Оч<ерк>
Борьба с неглавной опасностью (левой).]

[Д<ля> очерка
Жажда бедняков к будущему: уфиолевое солнце над районом и т.д.]

[Очерк
Солнце застить,
черное солнце в к<ол>хозе.

Застящее солнце.]

[Оч<ерк>
— Нет ли чего сверх коммун?]

[Очерк
Выпьешь бутылку—другую кваску, и побежишь погулять по леску.]

[Оч<ерк>
Жители, участники империализма.]

[Очерк
День кустарника]

[Догнать, перегнать и не умориться.]

Тема большая. Центр<альный> ревчеловек н<ашего> времени.

Очерки
Ищет должность, где бы не работать головой.

[Очерк
Идеология старой бог<атой> Коммуны — ханжество.]

[Очерк
Солнце над колхозом]

[Предисловие: не парой глаз, а глазами коллектива, против претворен<ия> действ<ительности> в одном субъекте.]

[Оч<ерк>
Социальн<ый> Форд — это колхоз. Потом пойдет в мир изде­лие. Это автомоб<иль>.]

[Оч<ерк>

Солнце к<олхо>за —
не смешно.]

Оч<ерк>
С.х. машины должны быть двустороннего использования: с.х. и промышленного, т.е. мочь работать зимой в промышлен­ности.

Оч<ерк>
Он под одеялом думал с жадностью о кирпичах, о колхозном добре.

Оч<ерк>
При напомин<ании> о надобности думать, все смеются!

Оч<ерк> (Либр<етто>)
2 демоб<илизованных> кр<асноармей>ца продают свои плетни от бедности.

Оч<ерк>
Машина — счетовод звездовех.]

Академия это сады, а советская это тайга <союзная — нрзб.>.

[Оч<ерк>
В глазах раздвоилось и он взял половину себе.]

<Записи с обратной стороны книжки>

Котлован
Активист сам нарисовал К. Маркса как его понимал: диктатура антикулачника.
Козлов

70% неграмотн<ых> женщин в колхозах ЦЧО.

[Скот в колхозе от беспризорности сам стал сознательным: пьет воду, таскает корм, [и т.д.] организуется — и т.д.]

Женщ<ина> на двигателе.

[Кул<ак> женщине:
Куда вы лезете, у нас обувки на 10 лет хватит, а вы куда лезете?]

[Как справимся не знаем, но все берем в свои руки — других рук нет.]

[Наша темная тоска боится света, она жмурится и у нее — идут слезы горя от пришествия радости.]

Сначала был ураган.
(Хаос)

Женщина растет, как всякая полевая культура.

Специализация колхозов — вот генлиния.

Кулаки не давали бедноте воды в колодце.

Мы пришли по свету.

3 раза ломали мачту радио.

<Рисунки и чертежи мачты радио. >

«Дышала ночь восторг<ом> сладострастья» (о колхозах на вече­рах посевкампании).

Все мероприятия надо начинать с женщин.

В колхозах не должны чувствовать главы дворов — мужики, а все 16-ти летние.

Баба — база двора, а мужики — надстройка.

Садовника ученого бьют. За то, что он предлагат сеять помидоры.

Садовник запуган и боится всех.

[Попа расстригли и сделали, по его просьбе, под фокстрот.]

[С ликов святых крестьяне пишут на полу мелом.]

Кулак подобен онанисту, он делает все единолично, в свой кулак.

Составлялись сводки, по которым видно, что обобщ<ествле>нию не подлежит только воробей.

[Жмут друг дружку, а деньги в кружку.]

[Медведь — кузнец в колхозе;
молотобоец,
раскулачивает.]

Ураган сорвал собрание; чтобы сохранить население для собра­ния, таковое было отменено.

Старики сидят и плачут: их все оставили, им скучно.

Колхозы живут, возбуждаясь радиомузыкой; сломался громкого­воритель — конец.
[Рубакин
Богданов]

Автомат — счетовод д<ля> колхозов <нрзб.>.

Он шагает, как в сберкассу.